Моя тринадцатилетняя дочь

Дети – это счастье. Цветы жизни. Особенно, подростки. Шучу.

Подростки – это масса проблем, непредсказуемость и постоянная тревога.

Моя тринадцатилетняя дочь – не исключение.


На днях позвонили из любимого салона ZenGo. Я туда хожу много лет и к парикмахеру, и на процедуры, и на маникюр-педикюр (кстати, очень советую, волшебный) и деточку с раннего детства с собой вожу. Пусть привыкает к лучшему. Там ее стригут, в основном, но когда были подростковые прыщи-угри, тоже очень помогли.

Хорошо там, прямо клуб и компания друзей.


Так вот, звонит мне из ZenGo мастер-парикмахер. Оказывается, деточка пришла к нему без меня и хочет, не много не мало, чтобы ей сделали кератиновое выпрямление волос, побрили голову слегка и покрасили в голубенький.

Моя золотая темно-русая, кудрявая девочка хочет вот этого всего.


Ну, мчусь к ним. Благо, не далеко бежать. Сидит дитя, надутое, как мышь на крупу, а мой прекрасный мастер объясняет ей, что, во-первых, они без моего согласия всего этого сделать с ней не могут, а, во-вторых, для первого окрашивания, она чересчур круто взяла. Ведь, чтобы в голубенький, как она хочет, надо ее волосы полностью выбелить, а уже потом красить. Да и выпрямление, прямо скажем, тоже отдельная процедура. И, пожалуй, ее голове все это сразу будет не очень полезно.


Ну, я-то ее понимаю. Она давно мне уши прожужжала. И половина подружек ходит с волосами всех цветов радуги. А что делать? Молодежная мода. Да и про выпрямление – не загадка. Все прямоволосые хоть раз в жизни мечтают быть кудрявыми, а кудрявые – чтоб волосы свисали вертикально и ни одной завитушки.


Но понимание и одобрение – вещи разные. А ну, как всеми этими выкрутасами она себе волосы испортит. Жалко же. Они у нее роскошные, в отца. Темно-золотисто-русого цвета, кольцами. Глаз не отвести. Как представлю это чудо голубоволосоё, прямо слезы на глаза. Но что я могу? Только орать. Хорошо хоть в салоне это неудобно. А то разругались бы вдрызг.


А в это время, смотрю, дочка как-то дуться перестала и внимательно слушает, что ей мастер говорит. А мастер так серьезно, по-взрослому ей объясняет, показывает тюбики и образцы, вертит ее перед зеркалом, вытягивая рукой волосы, прикладывает к лицу что-то вроде таблицы цветов.


Призадумалась моя девица. А потом, тоже серьезно так: «спасибо, - говорит, - делайте как вы говорите. Это мне тоже нравится». Парикмахер мне рассказал, что, для начала, остановились на стойком тонировании. А потом, если она захочет, а я разрешу, можно будет сделать волосы посветлее на пару тонов безаммиачным осветлителем, и еще поэкспериментировать. Но не выходя за рамки безвредных процедур.


Я вздохнула с облегчением, похвалила себя, что не сорвалась сходу, и, в очередной раз, поблагодарила судьбу, что привела меня в свое время в ZenGo. Все-таки это большое счастье, когда твоим ребенком занимаются профессионалы. И когда они на стороне его здоровья, а не только своей выручки.


С тех пор мы еще несколько раз с дочкой приходили теперь уже по ее делам. Я выучила слова: стойкое тонирование (это то, что было сделано в первый раз и безумно дочке понравилось), рассветление, колорирование в несколько нюансов, балаяж (это когда осветляют пряди), шатуш (плавный переход от темных оттенков к более светлым), вуальное мелирование (это когда осветляют только 30% волос).


Главное, что все препараты, без аммиака, а частичные осветления (когда мы до них дошли) не затрагивали корней волос. То есть, кожа головы оставалась не поврежденной, а волосы здоровыми.


Тогда, в первый раз, на выходе из салона я спросила дочку: «Как мастеру удалось тебя уговорить не делать вот всей этой ерунды, которую ты хотела»?

«Ну, во-первых, не очень-то и хотела. Может больше хотела тебя позлить, - рассмеялось мое прекрасное дитятко, - а во-вторых, он мне напомнил, как я к ним с угрями и прыщами приходила, и рассказал, что на голове у меня тоже кожа. И если ей повредить, она отомстит. К примеру, перхотью. Или волосы начнут выпадать. Я же – растущий организм, и у меня гормоны перестраиваются»!


Честно говоря, вот тут у меня отвалилась челюсть и я просто остолбенела от возмущения. «Дорогая, - говорю, - я же тебе то же самое тысячу раз твердила!!!»


А она мне: «Так то – ты. А то – МАСТЕР».


Ну, и слава Богу, что есть в нашей жизни МАСТЕРА.









+7 (499) 251 72 28, +7 906 076 44 22

1-я Тверская-Ямская улица, 11, Москва, Россия 125047

©2018 by Zengo